ask expert

Наши публикации

     ПОИСКИ СПРАВЕДЛИВОЙ ЦЕНЫ
    Аналитики, работающие на украинском фондовом рынке, явно пребывают в растерянности. С одной стороны рынок практически каждый день преподносит неожиданные сюрпризы. С другой – перечень логических объяснений, почему происходит то или иное движение, – судя по всему, скоро исчерпается. Коррекция традиционно и в деталях показала все, на что способны или неспособны украинские фондовые игроки.
    Что вызывает кризис жанра у фондовых аналитиков, николаевцам и одесситам на майском Клубе инвесторов, организованном «Южным Фондовым Магазином», рассказал президент инвестиционных фондов под управлением КУА «Амадеус» Михаил Ройко. В данной статье мы приводим наиболее интересные моменты встреч.
    О причинах коррекции
    - Главная причина нынешнего падения украинского фондового рынка – структура инвесторов этого рынка. Кто покупает украинские бумаги на фондовой бирже? Никакой официальной статистики, в принципе, не существует. Потому, что найти бенефициария (выгодополучателя – Ред.) практически невозможно. Западные деньги «заходят» через Москву, московские деньги «заходят» через запад и так далее. Но есть различные экспертные оценки и большинство работающих на рынке аналитиков склоняются к тому, что 4/5 денег – не украинские.
    Трудно сказать, кто именно стоит за этими деньгами, но, скорее всего 2/3 из них – это «буржуйские» деньги и треть– российские. Последних может быть чуть больше потому, что в России тоже много работает иностранных представительств, много российских представительств и дочерних компаний международных крупных финансовых институтов и их действительно очень трудно различать.
    В прошлом году многие россияне в ожидании выборов нового президента в России (и на фоне несильного роста российского рынка) для сохранения своих финансов предпочитали такую тихую гавань как Украина. И они этого не скрывали, когда приезжали сюда со словами: «Мы рассматриваем Украину как наш оффшор». Со всеми вытекающими отсюда последствиями. И вот те россияне, которые вошли в 2007 году, в этом году решили выйти. Инвесторы всегда ищут рынки, которые приносят хороший доход.
    Вторая проблема – отсутствие точного ответа на вопрос о справедливой цене акций украинских предприятий. Неизвестно, до какого уровня цена на них будет стремительно расти, а потом опускаться. И на этот вопрос ищут ответ все. Как и на вопрос: мы достигли уже потолка или еще нет? Если кто-то узнает ответ на этот вопрос, сразу же станет таким же богатым как, например, Ринат Ахметов.
    Об украинских фондовых аналитиках и их нервах
    - За четыре года украинский фондовый рынок вырос в 12 раз. У аналитиков не выдерживают нервы. Универсальные подходы к оценкам, фундаментальный анализ, ничего не дает ответа: почему мы растем? Потому, что недорого. Почему недорого? Должно же быть дорого. Я могу сказать, что у многих украинских аналитиков – кризис жанра. То есть, почему падает – непонятно, почему растет – непонятно. Часто украинские торговцы действуют по принципу «все продают – и я продаю, все покупают – и я покупаю». Да, на такие действия рынок не реагирует, но только если это глубокий рынок. А обороты на украинском рынке пока что, образно говоря, где-то по щиколотку.
    Может быть, финансовые теории не поспевают за стремительно меняющимся миром и тем более рынком? Кто мог подумать, что индекс Доу-Джонса будет колебаться в 2008 году на 2-3% в день. Если это обычная тема месяца. А мы еще в прошлом году столкнулись с ситуацией, что самые стабильные рынки колеблются на 2-3% в день. Пересчитайте в годовых: 250 рабочих дней – 500%. Ежедневные колебания самых стабильных рынков достаточно большие.
    И я не исключаю, что кризис марта-апреля был создан для того, чтобы покупать. Вы представляете, как легко сделать 100% от «ямки»! По всему миру «ходят» горячие деньги, мы для них – легкая добыча. И обвалить наш рынок, поверьте мне, не так много денег надо. Зато, какой он теперь привлекательный!
   
    О «тонких» цифрах
    - У нас с Россией история фондового рынка одинакова, с разрывом в несколько лет. РТС и ПФТС – это одна и та же торговая платформа, которую подарили американцы. И РТС, и ПФТС стали фондовыми биржами. Круг предприятий (количественный) Российской торговой системы такой же, примерно, как и у нас. Правда, объемы несопоставимы. Даже в моменты кризиса на московских торговых площадках оборот по акциям в день составляет от $2 до 3 млрд. А у нас среднедневной оборот равняется, приблизительно  $40 млн. Еще в прошлом году нормальной была ситуация в два миллиона долларов, десять миллионов – это был хороший день. Эта информация – это также ответ на вопрос о глубине сегодняшнего кризиса. Я не хочу сказать, что у нас неликвидный рынок. Он – малоликвидный.
    Средний объем сделки в Украине – $40 тыс. То есть, если Вам, предположим, надо продать бумагу, когда все падает, на 5 млн. грн., то сколько раз Вам нужно «клюнуть» по рынку, если за один раз, в среднем, «клюется» только сорок тысяч? А теперь другой тонкий вопрос. А сколько раз Вам удастся «клюнуть»? Чтобы цена не упала. Аж два. Первый и второй. На третий раз покупатели отходят на какое-то расстояние. Вы можете их догонять еще два раза. На второй раз, а может быть даже после первого, особенно, если нервная обстановка, покупатели опять «отбегут».
    Кстати, то же самое происходит и на росте. После одной - двух покупок возникает почти стопроцентная гарантия, что больше по такой цене Вы уже не купите. Только по более высокой цене. Это параметры того рынка, который сегодня есть. Поэтому разговоры о том, что нужно что-то продать, а потом – что-то купить на приличную сумму – это не больше, чем сказки.
    Это реальная статистика и эти цифры есть в Интернете. Поэтому каждый может взять в руки ручку и посчитать для себя.
    О малоликвадности и внутреннем инвесторе
    - Вообще нужно сказать, что самая главная польза от коррекции, это приобретение опыта. А за опыт надо платить. Кризис – это как гроза, которая очищает воздух от пыли. Именно в момент кризиса мы видим все наши проблемы. Как говорится, в неприкрытом и неприглядном виде. Все, о чем говорят в кулуарах во время кризиса, выходит на поверхность
    Например, почему у нас низкая ликвидность. Существует на фондовом рынке такое понятие как free float (свободный поток акций). Вот каков этот поток в Украине? Я не раскрою коммерческую тайну, если скажу, что контрольные пакеты акций большинства крупных украинских предприятий – либо в государственной собственности, либо в руках тех, кого называют украинским олигархами. Интересный пример. На Нью-Йоркскую фондовую биржу предприятие может рассчитывать тогда, когда его free float составляет 85%. В Украине свободных бумаг по разным оценкам где-то около 10%. Иными словами, где-то около $10 млрд. стоит весь украинский свободный рынок акций. Все остальные – я их называю бесценные ценные акции, так как цены на них просто не существует. Они никому не нужны. Есть еще малоликвидные, которые одному нужны и он хочет убедить всех остальных, что они без этой бумаги просто не смогут обойтись.
    Возникает вопрос: как распределены эти $10 млрд. между разными классами инвесторов. Так вот, порядка 8 млрд. – это все-таки нерезиденты «под разным соусом». И порядка 2 млрд. – это, так называемый, внутренний инвестор. Это и институты совместного инвестирования, и торговцы ценными бумагами (включая и банки) плюс очень небольшая прослойка – это частные инвесторы, которые появились в последнее время. Они инвестируют, в среднем, от $50 тыс. индивидуально, не обращаясь в институты совместного инвестирования и принимая на себя все риски. Они сами дают команду брокерам, заработок которых, напомню, зависит от оборота (и при движении вниз, и при движении вверх).
    Так вот, $2 млрд. – внутренний инвестор. Гигантская задача на ближайшее время состоит в том, чтоб хотя бы чуть-чуть увеличить эту цифру. Зачем? Внутренний инвестор – не такой паникер, он может ждать. Наличие более высокого удельного веса внутреннего инвестора будет стабилизировать рынок. По крайней мере, об этом свидетельствует опыт и Восточной Европы, и России.
    Возможно ли достичь этого за год? Наверное, нет. Единственная призрачная надежда, которая меркнет с каждым годом, - это негосударственные пенсионные фонды и деньги Пенсионного фонда Украины, если их хоть чуть-чуть «завернуть» на украинский фондовый рынок. Это десятки миллиардов гривен или десятки миллиардов долларов.
    О том, что нас ждет дальше
    - Если учесть все перечисленные факторы, то, действительно, ситуация очень неопределенная. Но что может давать надежду на сдержанный оптимизм? Как говорят, в одну и ту же воронку снаряд два раза не попадает. После того кризиса, что мы пережили, больше, наверное, «безбашенных» нет. Что может помешать этому? Только из ряда вон выходящие ситуации. На сегодня мировой финансовый кризис все же ближе к концу, чем к началу.
    Да, есть внутриполитический фактор. Но, я думаю, что раньше осени он не начнет работать. Потому, что, например, в 2007 году разгон парламента дал падение рынка на 2 % - никто и не заметил. Хотя, конечно, этот фактор существенно напрягает и заставляет понервничать.
    Пример, как переживают кризис в развитых странах и у нас. В развитых странах финансовый кризис – это увольнения, сокращения заработных плат, отказ менеджеров от бонусов, смена ими моделей автомобилей на более дешевые, переезд в дешевые офисы и т.д.  За эти четыре месяца я не слышал ни разу, что в Киеве кто-то даже поставил вопрос, чтобы несколько уменьшить заработную плату. Или, чтобы хозяева компании сменили автомобильный парк на более скромный. Поэтому кризис – вопрос непростой. И, как я говорю коллегам, если кризис действительно наступит – мы это почувствуем только один раз. Но до этого пока далеко.
    Но есть и противоположные, позитивные факторы. Во-первых, это ВТО. В мае в Украине были обнародованы очень интересные цифры: приток-отток денег по результатам первого квартала. Внешнеторговый баланс – отрицательный: импорт превышает экспорт. Идет живой отток валюты. Но, навстречу ему за первый квартал зашло очень много денег в виде прямых иностранных инвестиций плюс финансовые инвестиции.